Новые белорусские деньги

Новые белорусские деньги войдут в обращение после деноминации с 1 июля 2016 года. Концепция их дизайна — «Мая краіна — Беларусь». Банкноты посвящены каждой области Беларуси и Минску, на них изображены памятники архитектуры и градостроительства. Появятся в кошельках белорусов и монеты.

Не устарел ли дизайн денежных знаков, которые изготовили еще в 2008 году? Насколько удобно будет пользоваться новыми деньгами, в том числе незрячим белорусам? Удачен ли выбор объектов истории и культуры и орнаментов на купюрах и монетах? TUT.BY узнал мнение дизайнеров, нумизмата, искусствоведа и представителя общества инвалидов по зрению.

«Калі будзе інфляцыя, больш двух нулёў пры такім дызайне на банкноту ўжо не паставіш»

Анатолий Лазарь, руководитель студии рекламы и дизайна «Адліга», считает, что в целом новые белорусские деньги выглядят современными. И банкноты, на его взгляд, стоит оценивать по трем свойствам. Во-первых, обратить внимание на техническую сторону. В этом плане замечаний к деньгам нет. Уровень защиты банкнот от подделок увеличился.

Анатолий Лазарь. Фото: www.budzma.org

 — На грошах вялікая колькасць знакаў, дробных графічных дэталяў. Пры сумяшчэнні двух бакоў банкноты ясна, што калі глядзець на прасвет, яны складуць адно цэлае. Але калі будзе інфляцыя, больш двух нулёў пры такім дызайне на банкноту ўжо не паставіш, — рассуждает эксперт.

На деньгах также достаточно большие цифры, которые указывают на рублевое достоинство. Купюры друг от друга хорошо отличаются по цветам. Новый вариант денег намного более функциональный, чем сегодняшний.

Второй момент, на который стоит обратить внимание при оценке банкнот, — художественный.

— Безумоўна, гэтыя калажы на адваротным баку грошай вельмі дзіўныя. Калаж — гэта нейкая колькасць кавалкаў, складзеных ў адну кампазіцыю, і ён заўсёды прайграе самастойнаму малюнку. На адной з банкнот побач паставілі чарнільніцу з нейкім лістом папараць-кветкі… Калажы, канешна, страшныя, — комментирует Анатолий Лазарь.

В пример качественного дизайна банкнот эксперт приводит норвежские кроны и говорит, что вот там художники создали шедевры.

Норвежская крона. Фото: www.tourprom.ru
Норвежская крона. Фото: www.tourprom.ru

Третий момент, по которому нужно оценивать работу, — идеологический.

— Банкноты па сутнасці сваёй — самы распаўсюджаны інфармацыйны і паліграфічны матэрыял ў краіне. Нішто так часта не бяруць у рукі і так не ўглядаюцца, як у купюры. І ў плане ідэалогіі прэзентацыя Беларусі слабая, бо помнікі, якія адлюстраваны на банкнотах, ужо перабралі ўсе, якія толькі маглі. Я ўсё чакаю, калі беларусы пачнуць на грошах асоб паказваць. Што, у нас іх няма? Адкрываем падручнік па гісторыі і паехалі: поле для дзейнасці з моманту ўтварэння першай дзяржаўнасці да князёў літоўскіх, дзеячаў- барацьбітоў… Маляваць асоб на грошах прынята, — отмечает он.

«Очень рад, что появятся монеты. Жизнь банкнот более короткая, чаще приходится их производить»

Виталий Сидорович, нумизмат, заведующий музеем исторического факультета БГУ, считает, что внешний вид у будущих белорусских денег «простенький». Хотя, конечно, коллекционеры ими заинтересуются — все-таки новые образцы.

Виталий Сидорович. Фото из личного архива героя материала.

Чему он очень рад, так это такому факту: впервые за историю у государства Республика Беларусь появятся монеты.

— Мы оставались единственным европейским государством, в котором не было монет. Вообще в мире всего несколько государств, в которых монет не было. Дело в том, что экономически более оправдано держать деньги в монетах, а не в банкнотах, потому что жизнь банкнот более короткая. Купюры чаще приходится производить, что экономически нецелесообразно для государства. А монета живет долго.

Виталий Сидорович отмечает, что монет не было именно у Республики Беларусь, но, понятно, предки наши с таким платежным средством очень неплохо знакомы:

— Монеты были и советские, и царской России, и Великого Княжества Литовского, и Речи Посполитой. Но, конечно, в наших будущих монетах преемственности какой-то я не вижу, поэтому сравнивать тяжело.

После презентации Нацбанком образцов новых купюр некоторые белорусы высказывались в соцсетях, выражая сожаление, мол, почему же не талер?..

Художник «Нашей Нивы» однажды пофантазировал на тему того, как мог бы выглядеть современный талер. И вообще, ностальгия по талерам нередко возникает в белорусской культурной среде.

Виталий Сидорович о таких риторических вопросах слышал и отвечает по-белорусски, что они, в общем-то, «маюць рацыю».

— Когда развалился Советский Союз, на волне расцвета демократии решалось, как будет называться валюта. Одним из вариантов был талер. Но коммунистическая наша власть, а она никуда не уходила, решила оставить рубль. Талер проиграл. А ведь талер и монета «грош» были очень привычными для нашего населения. Например, грош был у нас основной монетой на протяжении столетий — с 14 до 18 века. Не зря белорусское слово собирательное — «грошы». Талер был очень большим номиналом — в среднем 30 грошей (монета в 28−30 граммов серебра) и был в обращении с 16 по 18 век.

Виталий Сидорович положительно оценивает выбор памятников истории и культуры, изображенных на банкнотах. Кроме здания национальной библиотеки на купюре с самым высоким номиналом:

Здесь и далее иллюстрации с новыми белорусскими купюрами и монетами — с сайта Нацбанка РБ.

— Я не считаю, что это памятник, который достоин купюры. Это необычное здание, и не больше. Сказать, что оно исторически значимое для Беларуси, нельзя. По-моему, это было сиюминутное решение — отразить его на купюре.

«Накидали всего белорусского, но явной и яркой национальной особенности это не придает»

Олег Устинович, художник, дизайнер, член Международного союза дизайнеров и Союза дизайнеров Беларуси, считает, что будущие белорусские деньги выглядят «заранее устаревшими».

Олег Устинович. Фото: из аккаунта героя материала в Facebook

— Все эти коллажи сомнительного качества несут в себе печать прошлого, но никак не будущего.

Заметна идея соединить дизайн евроденег с неким национальным колоритом, но вышло непрофессионально, так как на купюрах много визуального материала, а в итоге идея размыта. Похоже, что размеры купюр и цифр на них взяты с евро, и это банкнотам, скорее, в плюс, — уверен он.

Дизайнеру в новых деньгах не хватает стилистической единой линии, цельности и лаконичности:

— Вроде как накидали всего белорусского, но явной и яркой национальной особенности это не придает.

По его мнению, хороший пример традиционного и современного подходов в дизайне банкнот — доллары, евро и юани.

Фото с сайта: www.val.ru
Фото с сайта: www.val.ru

«З аднаго боку, арнамент на манетах — гэта імкненне адлюстраваць нашую самабытнасць, што добра, а з другога…»

Ольга Лобачевская — кандидат искусствоведения, специалист по традиционному текстилю и этнограф. Она поделилась своими мыслями насчет использования на новых банкнотах и монетах орнаментов и других символов, связанных с белорусской культурой.

Ольга Лобачевская. Фото с сайта Generation.by

— Я апошнім часам працую па дзяржаўнай праграме па адраджэнні слуцкіх паясоў і пакуль гартала старонкі з узорамі купюр, ўсё думала: павінна быць купюра, на якой паясы адлюстраваныя. Але ж праграма была прынятая ў 2012 годзе, а купюры рабіліся, відаць, раней за 2009 год. Думаю, каб грошы рабіліся зараз, гэтая тэма адгукнулася бы ў іх больш выразна… Праўда, на сторублёвай купюры ўсё ж-такі ёсць адлюстраванне слуцкага поясу — дрэўца з кветкамі. Калі вы возьмеце «галаву» слуцкага пояса, то ўнізе будзе два такіх матывы, — объясняет Ольга Лобачевская.

Дерево с цветами есть и на монетах номиналом в 10, 20 и 50 копеек:

— Гэты арнамент быў распрацаваны яшчэ мастаком Мікалаем Міхалапам у канцы 40-х гадоў мінулага стагоддзя — па матывах арнаменту слуцкіх паясоў. Ведаеце, яшчэ засталіся ліхтары на праспекце, на якіх захаваўся такі арнамент: з чатырох бакоў ліхтара, на частцы, што ля зямлі. У некаторых выпадках паверхня замененая на пластыкавую, але арнамент той самы.

На монетах в 1, 2 и 5 копеек на реверсе использован ромб с порослью, лепестками, который и вправду широко встречается на традиционных покрывалах.

По мнению собеседницы, подбор орнаментов на монетах в 1 и 2 рубля — менее удачный:

— Выява на «рублі» не нагадвае беларускі арнамент, тут хутчэй нейкія ўсходнія матывы. Калі ў першых дробных манетах, няма нейкага непрыняцця ўзораў, то тут усё выглядае надта выпадковым. Самога ж па сабе знака «Багач» (глядзім на манетцы ў два рублі. — TUT.BY) — няма. Мне, колькі я займаюся традыцыйнай тканінай, ніколі ніхто з носьбітаў не сказаў, што во — гэта арнамент «Багач». Але ж я ведаю, адкуль гэта ўзялі…

Интересно, что Нацбанк обозначил смысл орнаментов в разъяснениях. Читаем: «орнамент, символизирующий богатство и достаток», «…плодородие и жизненную силу», «…стремление человека к счастью и свободе». На моду приписывать орнаментальным символам слишком буквальный смысл Ольга Лобачевская смотрит довольно скептично. Объясняет, что пошло это из книги Кацара «Белорусский орнамент», которая пережила более тридцати переизданий и которую сейчас «выкарыстоўваюць хто як хоча». Этнографы напоминают: орнаменты — не азбука, которую можно взять и так запросто прочесть.

— Там, дзе ромб, напісана, што гэта сімвал багацця, дабрабыту. Няхай так, для грошай, напэўна, гэты сэнс будзе актуальным. Дрэўца з кветкамі сімвалізуе ўрадлівасць, жыццёвую сілу — ну, няхай так, — допускает Ольга Лобачевская.

Но над толкованием, что один из орнаментов символизирует «стремление человека к свободе и счастью», специалист смеется.

— Гэта паняцце, якое не перакладаецца на мову арнамента. У арнаменце адлюстроўваліся нейкія вечныя каштоўнасці: зямля, сонца, тое, што чалавек асэнсоўваў на працягу свайго жыцця.

Стоит добавить, что в Студенческом этнографическом обществе корреспонденту TUT.BY высказали предположения насчет художественных орнаментов на монетах в рубль и в два. Первый может отсылать к символу, связанному с Купальем, — «папараць-кветке». В таком случае объяснение «стремление человека к свободе и счастью» имеет под собой какую-то основу: например, может отсылать к традиции поиска «папараць-кветкі». Что касается «Багача», тут за основу взяли, вероятно, символы «дажынкавага снапа», что также, пожалуй, плохим не назовешь.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Мужчина держит «дажынкавы сноп» на народном празднике «Багач». Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Ольга Лобачевская считает: с одной стороны, орнамент на монетах — это стремление отразить белорусскую самобытность, что хорошо. С другой стороны — подход к толкованию использованных символов — «дадатковы ўклад ва ўмацаванне сучаснай міфалогіі пра арнамент».

Искусствовед говорит, что дизайнеры в Нацбанке работают способные — знает это по металлическим, памятным, монетам. Но общее впечатление от обнародованных денежных знаков такое:

— З мастацкага погляду — яны нейкія «разваленыя», калі ўжываць такое слова, не вельмі «сабраныя». Напэўна, найбольш удала выглядае пяцісотрублёвая купюра і можа быць, двухсотрублёвая. Можа быць, у рэальнасці, калі мы будзем бачыць самі купюры і трымаць іх у руках, яны пакінуць больш цэльнае ўражанне, але ж пакуль гэта ўсё выглядае як калаж з асобных элементаў. Так, тут і напісана: калаж. Але з таго моманту, як калажы стваралі, прайшло шмат часу. Зараз, мне здаецца, гэта было б ужо па-іншаму зробленае.

«Тактильные метки на купюрах ничего не дают, нужен Брайль»

Михаил Антоненко, заместитель председателя Белорусского общества инвалидов по зрению, рассказывает: никто не советовался с незрячими людьми по поводу того, каким должен быть внешний вид новых купюр. Впрочем, по поводу нынешних белорусских купюр, хоть и советовались, но толку также не добились. А ведь всеобщее платежное средство и доступно должно быть для всех.

Михаил Антоненко, Фото: Сергей Лозюк, sb.by

В левом нижнем углу на будущих купюрах можно заметить некие обозначения — это тактильные метки. Михаил Антоненко называет их «непонятными» для тех, кому они адресованы. Быстро стираются и совершенно не различимы на ощупь — бесполезная трата денег.

— Для слепых людей должны быть не вот эти непонятные отметки, а шрифт Брайля. Если бы там же были нанесены отметки Брайлем — это было бы классно. Это несложно и было бы полезно не только слепым. Брайль мог бы стать хорошей дополнительной защитой от подделок, — объясняет Михаил Антоненко.

Сейчас собеседник для распознавания белорусских денег пользуется специальной программой в айфоне.

— Теперь проблема в том, возьмется ли разработчик, а он в США, бесплатно включить в свои базы новые деньги. Вот это для меня сейчас задача. Есть еще бесплатная программа под "Андроид", которую разработал белорус из Молодечно. Но ведь далеко не у всех есть айфоны и "Андроиды", и в них просто может сесть батарея.

Для слабовидящих людей самый лучший вариант купюр, говорит Михаил Антоненко, это евро:

— Там здоровые цифры. Евро слабовидящим людям легко идентифицировать — доллары сложнее немного. Еще сложнее — российские рубли и нынешние белорусские. Про европейские деньги: для их распознавания есть специальный пластиковый шаблон, на который накладываешь купюру, по размеру которой идентифицируешь ее достоинство. Ведь там купюры разного достоинства отличаются по размеру.

Фото: Wikipedia

Этот момент любопытен: если присмотреться, видно, что новые белорусские купюры разного номинала тоже будут отличаться по размеру.

По первоначальным оценкам слабовидящих, на новых купюрах цифры будут различимого размера, однако плохо то, что они не контрастируют с основным фоном банкноты.

Титульное фото alesdostan / Instagram
(C)
http://news.tut.by/society/471628.html